История


КРАТКАЯ
ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ ХРИСТИАН
ВЕРЫ
ЕВАНГЕЛЬСКОЙ
ГОРОДА НОВОСИБИРСКА.

В 1946 году брат Ильин Филипп Романович, будучи еще юношей, уверовал в Господа. Он покаялся в церкви братьев — баптистов в г. Новосибирске.
Было время преследования христиан. И в 1948 году его и еще несколько братьев, членов Новосибирской церкви братьев — баптистов, осудили за их активное участие в служении.
В местах заключения брат Филипп Романович находился с братьями ХВЕ (пятидесятниками). И в 1956 г. освободился уже, будучи крещен Духом Святым со знамением иных языков.
С ним пришел из уз и брат из ХВЕ (пятидесятников) Лапкин Аким Андреевич. Приехав в Новосибирск, они ходили в молитвенный дом братьев — баптистов. Туда же ходили Полищук Ефросинья Кузьмовна, дочь пресвитера пятидесятников, конечно, крещеная Духом Святым со знамением иных языков, приехавшая в 1952 г. в г. Новосибирск с Украины, Комосов Василий Петрович, я, Латышевич Алексей Игнатьевич, из семьи ХВЕ (пятидесятников), который в 16-летнем возрасте, в 1952 г. приехал в г. Новосибирск из Белоруссии. После службы во флоте с 1957 г. посещал молитвенный дом братьев — баптистов.
Там же была и Шабанова Фекла Акимовна со своей дочкой Марией, приехавшие из г. Прокопьевска.
Там же в церкви была членом сестра Дуся Литвиненко (сейчас Себрякова), которая видела видения, но, не будучи наставлена, не знала, что это такое, ибо братья- баптисты этого не принимали. Встретившись с братом Филиппом, она спросила: «Что это? Такой -то брат выходит на проповедь, а я вижу его в видении, что у него нечистые руки?» Брат Филипп ей пояснил, указав на Слово Божие (Иоиля 2.28; Деяния Апостолов 2.17 и другие места священного писания), что это — дар от Господа. Надо сказать, что потом Господь нам через этот сосуд очень много и, на редкость, конкретно отвечал на многие нужды.
Мы знаем из Слова Божия, что от избытка сердца говорят уста ( Матф. 12.34 ), так что выше перечисленные души не были неизвестны, они делились с членами церкви братьев — баптистов своим пониманием священного писания и своими переживаниями от Господа в Духе Святом по Слову Божию. И некоторые из членов церкви братьев — баптистов приняли правильное понимание о крещении Духом Святым. Так, сестра Клава Иванова получила крещение Духом Святым и дар пророчества, Владимира Карнюшина Господь посетил силою Духа Святого и некоторых других. Когда братья — баптисты лишились молитвенного дома по ул. Журинская (его снесли), то служения стали проводиться по домам, так как на Инской, по ул. Солнечная, молитвенный дом еще только строился.
Молодежь имела возможность собираться отдельно, молодежи было около ста человек. Ведущие братья среди молодежи тогда были брат Виктор Больных (сейчас — Виктор Степанович, пресвитер церкви по ул. Серафимовича), брат Коля Калмыков (сейчас — Николай Васильевич, пресвитер церкви на Инской), брат Леня Латышевич (сейчас — Алексей Игнатьевич, старший пресвитер церкви ХВЕ по ул. 1-ая Пестеля, 13), брат Миша Комлев, его брат Юра (ныне — Михаил Иванович и Юрий Иванович, сейчас их нет в г. Новосибирске), брат Володя Алябьев (он был одним из моих друзей).
Посещая служения братьев — баптистов души, крещеные Духом Святым, имели и отдельные общения для беседы и молитвы. А 7-го ноября 1957 года все, кто был расположен, собрались в первый раз самостоятельно. И Господь некоторых из баптистов посетил силою Духа Святого. Это служение и эту дату можно назвать началом церкви пятидесятников в г. Новосибирске. После этого самостоятельные служения не прекращались.
Это вызвало у братьев — баптистов недовольство, а у некоторых — и возмущение. О нас стали отзываться очень недоброжелательно. Брата Филиппа Ильина и меня исключили из членов церкви баптистов. А поскольку среди молодежи баптистов многие были ко мне расположены, то они стали посещать и наше служение. Впоследствии их Господь крестил Духом Святым, и они стали членами нашей церкви. Это сестры Катя Градович, Валентина Зиброва (сейчас — Шамалина), Надя Орлова, Дуся Литвиненко (сейчас — Себрякова).
Наши служения проходили в частных домах и квартирах. Господь нас благословлял и прилагал спасаемых к церкви. И так продолжалось до 1960 г. В 1959 г. вышел указ Хрущева о запрещении нелегальных (нерегистрированных) церквей и групп христиан. И началось преследование.
В газете вышла статья — фельетон о пятидесятниках. И на производствах, где мы работали, народ ожесточился на нас. Но мы продолжали собираться и усилили молитвы.
После вышедшего в газете фельетона прокуратура стала вызывать брата Филиппа Романовича. И не находя вины судебное дело прекратили. Но после этого вышла другая статья в газете о нас, где порицали прокуратуру за то, что не привлекли нас к ответственности. Тогда стали вторично многих из нас вызывать в прокуратуру и завели судебное дело. Брата Филиппа Романовича посадили на время следствия под стражу, а нас, четверых: меня, Иванову Клавдию, Полищук Трофима и Полищук Ефросинью, отпустили под расписку.
Следствие длилось шесть месяцев. И 29 января 1962 года начался суд, который длился с понедельника по пятницу. Суд проходил в зале кинотеатра им. Ломоносова. Поскольку о суде над пятидесятниками объявляли по городской радиотрансляции, то зал, в котором 800 мест, был переполнен. О первом дне суда у меня сохранилась газета «Вечерний Новосибирск» со статьей «Евангелисты без маски» от 30 января 1962 года, в которой, как могли, постарались показать нас с плохой стороны.
Незабываемыми остались в памяти наши служения в течение шести месяцев длившегося следствия. Собирались по домам и по квартирам в г. Новосибирске и на Инской, где жили наши некоторые сестры (Зоя Павловна, ее дочь Нина и другие). Несмотря на морозный январь того года, вечерние служения на Инской начинались с семи часов вечера, с которых возвращались домой в одиннадцать часов вечера.
В настоящее время (1999 г.) в живых осталось 12 душ, которые были в служении 1961 года до суда: Ильины Филипп с Надеждой, я со своей женой Марией, Себрякова Евдокия, Иванова Клава, Зиброва Валентина, Градович Екатерина, Наталья на Инской, Орлова Надежда, Полищук Ефросинья, Бугакова Александра.
На суде, который длился почти неделю, было больше пятидесяти свидетелей. Это были разные люди. Одни о нас говорили положительное. Таких суд быстро останавливал. Например, Калмыкову Людмилу Васильевну (молодой член церкви баптистов) спросили: «Что вы знаете о подсудимых?» Она говорит: «Я знаю Латышевича как хорошего человека и христианина». Ее сразу посадили в зал. А тех, кто нас поносил и злословил, не ограничивали во времени. Другая примечательность: был в свидетелях пожилой брат, старец, Иван Владимирович, член церкви братьев-баптистов. Хотя многие из баптистов считали его пятидесятником, потому что он посещал наши служения, сам он не был крещен Духом Святым со знамением иных языков. О своем духовном состоянии он был высокого мнения, ибо говорил о себе словами Апостола Павла: «… уже не я живу, а Христос живет во мне…» Но когда его вызвали как свидетеля на сцену перед судом и залом, колена его задрожали. Были в свидетелях и солдаты с Украины, которые служили в Новосибирске, члены Церквей ХВЕ (пятидесятников). Они посещали наши служения, и, когда нас переписывали, попали в свидетели. Вызвали одного из них, Василия Витрука, на сцену. Суд задает ему вопрос: «Ты будешь защищать родину?» Он исполнился Духом Святым и ответил: «Моя Родина — на небесах!» Его ноги не дрожали.
В обвинение нам ставили то, что мы собирались по домам для служения, и то, что мы оказывали помощь нуждающимся, что в понимании суда было с целью привлечь к вере. Приговор вынесли мне и брату Филиппу -«потолок» статьи, — сколько можно было по нашей статье в то время.
После суда нас с братом Филиппом отправили в один лагерь, который находился в Бердске. После работы мы были вместе, беседовали и молились. Но это продолжалось недолго. Администрация лагеря поняла, что нам вместе хорошо, и нас разделили. Брата Филиппа — в Тогучин, а меня — в Кировский район (тогда там был одиннадцатый лагерь). Это было самое «узкое» место, самое тяжелое время за все время моего нахождения в заключении. В этом лагере меня определили в одну особую бригаду, которой (как мне потом стало известно) сказали: «Постарайтесь перевоспитать».
В это время Господь так был близок ко мне! Он давал все принимать без огорчения. Надо сказать, что особых физических издевательств не было, но ботинки по мне прилетали.
Каждый день после изнурительной работы вызывал в свой кабинет замполит лагеря, после него бригада дружно встречала меня в «штыки». Видя, что я тверд в своем уповании и не перестаю молиться, меня в порядке наказания лишают свидания с родственниками, потом лишают очередной передачи. Это не подействовало на мое перевоспитание. Тогда меня садят в лагерный изолятор.
Когда я вышел из изолятора, бригада в полном составе встретила меня с оскорблениями. Я сказал: «Вы меня обвиняете как плохого человека, преступника. Скажите, пожалуйста, какое я сделал преступление против кого-то или против закона? Меня посадили в изолятор только за то, что верую в Бога, и Ему молюсь. Так неужели вы не можете понять, что за веру в Бога со свободы могут посадить в тюрьму — осудить». Все замолчали. Никто не сказал ни слова. На этом все их ожесточение на меня прекратилось. И некоторые из них, кто говорил: « Если бы мне дали власть, я бы тебя казнил! », потом при встрече подавали руку, здороваясь.
Это стало известно всему лагерю. И администрация лагеря, видя изменившееся ко мне отношение, что не в их пользу, отправили меня из Новосибирска по этапу в Краслаг (лагеря Красноярского края), на ст. Решоты, на лесоповал. Там я с пятью братьями находился два года, до освобождения.
После нашего суда оставшиеся сестры стали посещать служения в молитвенном доме на Инской у братьев — баптистов. А после служения заходили помолиться к Зое Павловне с Ниной. Пребывая в молитве, просили Господа послать им брата. И Господь послал им брата Александра, который приехал в г. Новосибирск к сыну с Украины. Увидев, что здесь сестры церкви пятидесятников собираются, не имея брата, стал вести служение.
В это же время в церкви братьев — баптистов покаялся и был принят в члены церкви мой брат, Юра Латышевич. Будучи родом из верующей семьи пятидесятников, навещая с нашими сестрами меня и брата Филиппа в лагере (когда мы находились еще в Новосибирском лагере), Юра стал посещать и служение пятидесятников. Позднее стал вести это служение и был рукоположен на пресвитера. Господь пополнял церковь. В это время уверовал брат Иосиф. Когда мы пришли из уз в 1965 году, в церкви уже было членов душ пятьдесят, служение вел брат Юра Латышевич.
В это время Володя Алябьев был членом церкви братьев — баптистов, но не активным. Встретив меня, друга юности, он решил посетить наше служение. Позднее он рассказывал: « Я решил внимательно вникнуть, о чем здесь говорят ». А он — человек, способный рассуждать. Делясь своими впечатлениями, он сказал, что увидел здравый смысл по Писанию и стал посещать наши служения.
Придя из уз, мы с братом Юрой и братом Филиппом Романовичем около года несли труд служения. В 1966 году Господь посылает меня в г. Болотное, ибо там было около десяти душ, крещенных Духом Святым. Там я пробыл один год. Затем Господь повелевает мне ехать в Белоруссию, на мою родину, где была церковь -душ 150.В Белоруссии я тоже прожил один год. Господь обильно благословил мой труд, но местным властям это не понравилось. Мне предложили уехать, в противном случае грозили тюрьмой. С постом и молитвой я стал усиленно обращаться к Господу. Что мне делать? Оставаться на месте, пусть вторично садят в узы ? Или уезжать? Если уезжать, то куда?
В г. Новосибирске у меня никого не осталось, кроме друзей. Брат Юра уехал в г. Ливны Орловской области, брат Филипп Романович уехал в г. Болотное. В Новосибирской церкви остался старшим братом и вел служение Володя Алябьев. Поехать в Новосибирск? Но, не имея городской прописки сложно устроиться на работу! И все-таки я принял решение ехать в Новосибирск. А Господь через мои уста говорит: « Я пойду с тобою, сын мой!»
И в 1968 году я приехал опять в Новосибирск. Зашел к сестре Кате Градович, у нее переночевал и пошел искать работу. Через два дня устроился на работу и получил ключи от служебной комнаты по ул. Челюскинцев, 3, у железнодорожного вокзала. Это было для многих большим удивлением. Некоторые из верующих недоброжелателей даже говорили: « Наверное, он связан с КГБ». А для меня это подтверждало слова Господа: « Я пойду с тобою, сын мой!»
Вернувшись в г. Новосибирск, я принял служение в церкви, которое вел брат Володя Алябьев. В то время мы проводили служение в частных домах и квартирах, а летом ездили проводить служения за город, в лес. И воскресные дневные, и будничные вечерние служения чаще всего проводили в лесу за карьером Мочище. Несли молитвенный труд, и Господь пополнял церковь спасенными душами. В семидесятых годах в церкви одной молодежи было душ сорок. Частные дома и квартиры нас уже не вмещали, и мы приобрели для служения дом на Северном поселке.
Примерно в 1980 году среди молодежи были способные братья Куприянов Гоша и Коваленко Вася. Они прочитали появившуюся тогда книгу «Нормальная жизнь христианина» Вочмана Ни, из которой они почему — то поняли, что Христос за нас и для нас все сделал, что мы во Христе уже совершенные и что от нас ничего не требуется, надо только верить. А что брат. Алексей и брат Филипп учат, что надо смиряться, молиться и поститься, так это неправильно, их учение — это «старые сараи».
И несмотря на многие беседы с ними, они остались при своих мнениях. В некоторых молодых душах поколебалась вера. И многие из молодежи уехали из Новосибирска, в том числе, Гоша Куприянов и Вася Коваленко, которые потом духовно упали.
Вообще, в годы с 70 -го по 80 — ый в нашей церкви был духовный подъем и велся духовный труд. В эти годы к нам приезжали с духовными нуждами многие от Омска до Владивостока.
Господь многих крестил Духом Святым, освобождал от демонической зависимости и являл по молитвам исцеления.
Помнится, из Красноярского края приехали брат Николай и сестра Зина (муж с женой), там уверовавшие, молиться о крещении Духом Святым. Мы привели их к освящению через исповедание и стали молиться о крещении. Когда брат Николай исполнился Духом Святым, то, встав с молитвы, он от радости схватил меня и поднял к потолку. Это было у меня на квартире по ул. Лазарева, д.З, кв.57, где обычно проходил такой труд. Позднее, когда я был в Америке и посетил их семью в г. Денвере, он напомнил мне это событие.
Вспоминаются и такие моменты, когда молились, и Господь освобождал занятых духом тьмы. Так, из Томска приехала молодая девушка Галя, дочь сестры Валентины. Хотя труд был нелегкий, но Господь освободил ее. Но позднее, будучи уже здоровой, она захотела замуж, не устояла, впала в грех, и прежнее ее состояние к ней вернулось.
А вот еще такой случай. Ко мне домой приехал брат с Дальнего Востока (имя его уже не помню) с просьбой рукоположить его на служителя. У меня находился и брат Филипп Романович. Увидев, что это душа духовно нездоровая, мы предложили сначала помолиться за него. Когда стали молиться, его бросило на пол и стало крутить так, что половики на полу сбились в кучу. Встав с молитвы, мы сказали ему: «За тебя надо молиться об очищении, ты духовно не здоров». Он ответил, что здоров и приехал, чтобы его рукоположили на служителя. «А что тогда с тобой было на молитве?», — спросили его. А он ничего не помнит, будто не был в сознании, говорит: «А что со мной было?» Так он и не согласился молиться об очищении. Конечно же, о рукоположении не могло быть и речи. Потом этот труд начал угасать. Как везде, возникавшее пробуждение со временем, по разным причинам угасало.
Но Бог продолжал вести свой труд и прилагал новые души к церкви спасенных. И молитвенный дом на Северном поселке не стал вмещать нас.
Открылась свобода в России для благовествования, мы стали иметь служения по Домам культуры. Летом 1996 года в церкви г. Новосибирска приняло водное крещение более семидесяти душ. В это время в Новосибирской церкви ХВЕ (пятидесятников) было около трехсот членов, которые были жителями всех районов города. Имея беспрепятственную возможность проводить богослужения, и, чтобы не затруднять многих далекими поездками на служение, организовали филиалы церкви в Ленинском, Кировском, Советском (ОбъГЭСе) районах, в поселках Пашино и Криводановка. Центральная церковь продолжала арендовать залы в Домах культуры (им. Горького, «Прогресс», «Энергия»).
Понимая, что Дома культуры — не надежное, временное место для Богослужений, мы стали молиться и предпринимать меры к тому, чтобы нам иметь свой молитвенный дом. Прошло примерно три года, и в 1997 году Господь ответил на наши молитвы.
И уже 1-го января 1999 года, у нас состоялось первое служение — открытие молитвенного дома по ул.1- ая Пестеля, 13, в сорокалетие основания церкви ХВЕ в городе Новосибирске.

Автор: Латышевич Алексей Игнатьевич

Latyshevich A.I.

Алексей Игнатьевич Латышевич

Share